7 ноября. Донецкая ровесница революции: "Больше всего на свете боюсь войны"

07.11.2012 08:20
Распечатать новость Уменьшить шрифт Увеличить шрифт
В силу возраста слух у Валентины Кудрявцевой, конечно, слабенький. Поэтому звук в телевизоре приходится включать на всю мощность. Чтобы не мешать дочке и соседям, пользуется наушниками.
В силу возраста слух у Валентины Кудрявцевой, конечно, слабенький. Поэтому звук в телевизоре приходится включать на всю мощность. Чтобы не мешать дочке и соседям, пользуется наушниками.

Сегодня исполняется 95 лет Великой Октябрьской социалистической революции (как ее именовали в Стране Советов), также известной как большевистский переворот и одно из крупнейших политических событий XX века. Вскоре после нее, пришедшейся на 25 октября (7 ноября по новому стилю), на месте Российской империи появилась супердержава, получившая впоследствии название СССР. В ней было много несправедливости, кошмаров и идеологической зашоренности, но хватало и хорошего, о чем с ностальгией вспоминают наши бабушки и дедушки... С дончанкой Валентиной Кудрявцевой, также отмечающей 95-летие, мы встретились накануне этого революционного юбилея.

На свет рвалась... в погребе

- Мама рассказывала, что, когда была мной на сносях, к ней в гости пришли соседки. Отца дома не было. Поставила она самовар и полезла в погреб за вареньем. Да там меня чуть не родила, - всплескивает руками Валентина Игнатьевна. - Схватки у нее начались прямо среди банок. Хорошо, бабы помогли подняться по лестнице наверх. Так что, хоть я и рвалась на свет в погребе, родилась всё же в хате.

Огромная семья (Валя родилась седьмой, а потом появилось еще четверо детей) жила на Луганщине, в горняцком поселке у шахты им. Володарского. В середине 20-х перебрались в Юзовку - теперешний Донецк.

- Отец мой был знатным токарем, - продолжает Кудрявцева. - Одно время даже в Петрограде работал на Монетном дворе вместе с Михаилом Калининым, который днем слесарил, а вечером занимался подпольной работой. Вот только Михаил Иванович в гору пошел - стал всероссийским, а там и всесоюзным «старостой». А наш папка так в люди и не выбился. То убийства в Юзовке расследовал, то беспризорными занимался, то на Кубани кулаков гонял да колхозы сколачивал. Вечно его на какие-то партийные задания усылали. После очередного он... пропал. Через какое-то время пришло письмо: был ранен «врагами советской власти», а потом откомандирован партией... в Мурманск, на ремонтный судостроительный завод.

Колбаса от Михаила Ивановича

К тому времени 16-летняя Валентина трудилась в Юзовке на коксохимзаводе. Вначале была рассыльной в конторе, потом - ученицей перемотчика моторов в электроцехе. Наконец, стала телефонисткой на проходной. В общем, росла самостоятельной девушкой. Вот и решила ехать в Москву - к Калинину. Просить, чтобы вернул в семью мужа и отца. Михаил Иванович к тому времени являлся уже членом Политбюро ЦК ВКП(б), ему со всех уголков страны летели письма с просьбами о помощи (при раскулачивании, несправедливом аресте, сложностях при поступлении в то или иное учебное заведение, трудоустройстве).

- Приехала в Москву - испугалась, - признается Валентина Игнатьевна. - Сижу на вокзале, не знаю, что делать. Плачу... Подходит какой-то мужчина с родимым пятном на лице. Стал допытываться, о чем горюю. Я рассказала ему всё, а он и говорит: «Да я же твоего отца, Игната Череванченко, знаю! И с Калининым знаком. Пойдем-ка, милая». Вместе и добрались к Дому союзов. И - прямиком к Михаилу Ивановичу. Он щупленький такой, с бородкой, глазами добрыми, но усталыми. Увидела его - опять в рёв. «Я, - кричу, - в Мурманск пешком пойду!  Зачем папку туда услали?». Он ничего не поймет, головой крутит. Потом рассмеялся: «Ты представляешь себе расстояние?  Пешком она пойдет...» Успокоил меня, толком обо всём расспросил. Потом принесли нам чай, какие-то бублики. Пили да хрустели. Так что с этим человеком, именем которого названы районы в Донецке и Горловке, я виделась, как сейчас с тобой, Андрюша (улыбается). Калинин обещал побеспокоиться, чтобы отца вернули к нам. Собрал мне целую сумку продуктов (колбасу, сыр),  дал двух сопровождающих, чтобы взяли билет, посадили в нужный поезд. Предупредил их: «Отправьте Валю домой. Отвечаете головой». А тот мужчина с родимым пятном со мной поехал - до самой шахтерской столицы.

Пшеница в рейтузах

Отец, действительно, вернулся. Впрочем, ненадолго. Неуемная натура звала его то в одну, то в другую степь... Но Валя больше «спасать» его не ездила. Она продолжала трудиться на заводе, подавала по ленте кирпичи для строительства огромной трубы, участвовала в высадке деревьев на месте, где сейчас красуется парк культуры и отдыха им. Щербакова (который в этом году получил престижную международную награду «Золотой пони»).

- Сначала парк назвали в честь Павла Постышева (того самого партийного функционера, который вернул СССР традицию празднования новогодней ёлки, участвовал во многих репрессиях, а потом и сам стал их жертвой. - Прим. А.К.), но когда его расстреляли, переименовали в Щербакова - он тогда как раз был секретарем Донецкого обкома партии, - рассказывает дончанка. - Кстати, когда мы высаживали там юные деревца, я познакомились с будущим мужем - Иваном Кудрявцевым. Он любил гонять в футбол, а рядом же  стадион... Ваня был из бедной семьи, учился тогда в ремесленном училище. Потом пошел на курсы шоферов.

В 39-м у пары родился сын Эдик, в феврале 41-го - дочь Клара. А потом в жизнь ворвалась война. Во время первой бомбежки погибла сестра мужа. Самого Ивана забрали на фронт. В конце года у Валентины умер первенец.

Вместе со старенькой мамой они ходили менять одежду на продукты. А когда видели ободранных, несчастных пленных советских солдат, которых гнали по городу фрицы, бросали им последние куски. Порой эти крохи перехватывали на лету лютые немецкие овчарки. Оккупанты ржали...

- Помню, как людей возили на расстрел, сбрасывать в шахту. А они пели «Интернационал»... Потом, когда наши уже выбили сволочей, мы давали показания, многое рассказывали. Больше всего на свете боюсь войны. Не дай Бог этого горя, деточка... На разбомбленной железной дороге в районе станции Мушкетово собирала в рейтузы пшеницу, высыпавшуюся из вагонов. Она была прогорклая, подгоревшая. Но это была еда, - смахивает она слезы. - Людей набежало тогда - тьма. Друг друга толкали, кричали. Всем хотелось выжить...

С мужем Иваном она прожила без малого полвека -  до самой его смерти.
С мужем Иваном она прожила без малого полвека -  до самой его смерти.

Жуткая одиссея

Осенью 42-го стало совсем туго. Еды практически не было, донимали холода. Мама отправилась в гости к другой дочке, Марии, в Великоанадоль. И пропала... Тогда Валентина, привязав к себе кроху Клару, тоже двинулась в дальний путь.

Об этой жуткой одиссее она без слез говорить не может. Как попадались добрые люди, которые то подвозили, то подкармливали. Как донимали непогода и шастающие туда-сюда фрицы. Как сестра, завидев ее, схватилась за голову: «Мне со своими бы пятью детьми сладить, больными мамой да свекровью. А тут еще ты...» После такого приема она прямо на пороге рухнула без сознания.

- Очнулась в больнице, разместившейся в бывшем курятнике, - вздыхает старушечка. - Оказалось, что у меня - крупозное воспаление легких. Как-то да выходили... Куда покрепче умирали,  а я вот - держалась за этот свет...

«Родные пили за большевиков и меня»

Жизнь мирная тоже была - не ровная дорога. После освобождения она стала помощником эпидемиолога. «Вооружившись» мылом, йодом, бинтами, ножницами да сумкой с красным крестом, ходила по домам, выявляла больных. Завшивленных стригла, голодных подкармливала, раны дезинфицировала, к врачам направляла.

- Муж, к счастью, вернулся с фронта. Правда, калекой - три пальца ему отхватило на левой руке. Но он всё равно был классным шофером, - уверяет Валентина Игнатьевна. - Возил самого Александра Засядько, который с 43-го по 46-й был заместителем наркома угольной промышленности СССР - начальником комбината «Сталинуголь». А когда Александр Федорович, имевший пять орденов Ленина, в министры всего Союза пошел, супруг мой помогал его семье перебираться в Москву. Перед этим мы все вместе выехали на Карловскую плотину - устроили пикник.

В победном 45-м в семье появился сын, которого, как и первого, не пережившего войну, назвали Эдиком. Он пошел по стопам отца, стал шофером. Даже в Чернобыльской зоне после аварии на ЧАЭС колесить довелось.

В 50-х Кудрявцева пережила сложную операцию, после которой на работу уже не вышла. Посвятила себя детям, потом - двум внукам и внучкам. Есть у нее и два правнука.

В прошлом году с ней беда приключилась - упала, поломала бедро. А оно еще и неправильно срослось. Так что теперь - лежачая... Досматривает маму дочь Клара, которую та сумела выходить в военное лихолетье.

- На демонстрации, посвященные годовщине революции, я всегда ходила. Это же был для меня двойной праздник! - улыбается Валентина Игнатьевна. - Родные пили в тот день и за победу большевиков, и за меня. Я и сейчас песни тех лет люблю больше всего.

И она напевает: «Вставай, проклятьем заклейменный!». А провожает меня популярной в 30-е годы «Эх, Андрюша, нам ли быть в печали?». И теплым, затуманенным слезами (воспоминания разбередили душу) и годами взглядом.

Ленинские связи

Владимира Ильича ей увидеть не довелось. Да и вряд ли запомнила бы - он умер, когда Вале было всего шесть лет. Но кое-какие связи с вождем революции имеются. К примеру, всё их семейство долгие годы проживало в Ленинском районе Донецка. И сейчас там обитает брат Валентины Игнатьевны, фронтовик, носящий необычное имя Вилин. Он рассказал мне такую историю: «Я родился в 1924-м, в год смерти вождя революции. Планировали назвать в честь Владимира (В) Ильича (И) Ленина (ЛЕН). Но когда заполняли документы, произошла ошибка. И Вилен превратился в Вилина».

Михаил Калинин чаёк любил...

Михаил Калинин чаёк любил...


Андрей Кривцун

Теги: Донецк, Донбасс, переворот, Донецкая область, Октябрьская революция, юбилей, история, годовщина, 80-летие Донецкой области
    • Очаровательная Николь Кидман превратилась в другую знаменитую киноблондинку (ВИДЕО) Очаровательная Николь Кидман ...
    • Оскар-2014: лучший фильм года - "12 лет рабства" (ВИДЕО) Оскар-2014: лучший фильм года - ...
    • Сексуальная Навка и её мужчины приготовили новые трюки!  Сексуальная Навка и её мужчины ...
    • Топ-50 суперголов лучшего футболиста мира! Топ-50 суперголов лучшего ...

Вверх