Последние новости раздела

Война и "Мир": как актер стал воином и волонтером (ВИДЕО)

13.04.2016 20:47
Распечатать новость Уменьшить шрифт Увеличить шрифт
Мирослав ГАЙ: "Я не верю в перемирия. Я верю в передышки".
Мирослав ГАЙ: "Я не верю в перемирия. Я верю в передышки".

Мирослав Гай (позывной - "Мир") долгое время торил дорогу деятеля культуры. Окончил Киевский институт театра, кино и телевидения им. Карпенко-Карого, преподавал там и на канале СТБ (где работает до сих пор) актерское мастерство и мастерство телеведущего, играл на сцене и в кино (в частности, снимался в лентах "Возвращение Мухтара", "Ловушка", "Ефросинья", "Перелетные птицы", "Пляж"), был занят в документальной кинотрилогии о путешествие украинцев в Тибет "С Табуретом через Гималаи". А потом случились Майдан, оккупация Крыма и Донбасса. И - новая жизнь. Как для Украины, так и для Гая. "В мою страну пришла война. Со внутренней тиранией мы справились, но случилось внешнее вторжение. Оставаться в стороне я не мог", - поясняет 34-летний Мирослав.


Майданные схватки


Мирослав признаётся, что поначалу скептично относился к Майдану осени-2014. И желания принимать участия в протестах у него, вполне прилично зарабатывающего, не было.

- Всё перевернулось в ночь на 30 ноября, когда силовики жёстко "зачистили" площадь от студентов, - вспоминает он. - То, что я узнал от знакомых, шокировало. Я понял, что страна не просто катится к диктатуре, а что диктатура уже есть. И с ней нужно бороться.

1 декабря он в первый раз пришёл на Майдан.

- Меня встретило столпотворение, массовое возмущение и понимание того, что или мы сейчас единым строем встанем против Януковича и его банды, или они согнут Украину в бараний рог, - делится Гай. - Возле Администрации президента витал запах газа, который использовали силовики. Тогда же я впервые увидел, как летят свето-шумовые гранаты. Было чувство, что это не просто "уличные волнения", а - война.

После этого он начал ходить на Майдан каждый день после работы. Покупал и передавал в пункты сборы продукты, медикаменты. Брал в Доме профсоюзов, где находился штаб протестующих, горячий чай и разносил по площади. Так начался его волонтёрский путь. Который постоянно переплетался с путём воина.

- 11 декабря из достоверных источников стало известно, что готовится штурм Майдана, - продолжает Мирослав. - Я позвонил жене и предупредил, что проведу ночь на улице, с протестующими. Без десяти двенадцать Майдан окружили "люди в чёрном". Будто некая сказочная злая тёмная сила. То шли "беркутовцы" и внутренние войска. В шлемах, со щитами и дубинками. Людей на площади тогда было немного - в основном студенты и старики. И начался ад... Позже я участвовал в боях на Майдане (уже со стрельбой и смертями), в сражениях на Донбассе. Но такого ужаса, как в ту ночь, не переживал никогда.

Силовики на машинах громили баррикады, станции метро в центре города закрыли, стояло несколько колец оцепления. Началась массовая "зачистка" и "посадка". Михайловский собор бил набат... В ответ на действия власти количество митингующих к утру выросло примерно в три раза.

- На следующий вечер я записался в Самооборону Майдана, - продолжает Мирослав. - Был в третьей сотне, там познакомился с Сергеем Нигояном, который вскоре погиб, став одним из героев "Небесной сотни". Семью (у меня прекрасная жена Ирина и два сына) я переправил на запад Украины, машину спрятал, а сам перебрался жить на Майдан. Позже перешёл в Автомамайдан, а затем и в Автодозор, который занимался отслеживанием перемещений правоохранителей и военных, отловом "титушек" и другими революционными делами.

Вместе с товарищами он становился живым щитом между "беркутовцами" и протестующими. Видел, как гибли товарищи от пуль снайперов. Сам был контужен гранатой. А когда революция завершилась победой и, казалось, можно радоваться (хоть и со слезами на глазах), пришла война. Россия сперва аннексировала Крым, а потом напала на Донбасс.


Плечом к плечу со вчерашними врагами


Вот так и вышло, что после Майдана Мирослав, как и основная часть третьей сотни, пошёл на войну. Он влился в 1-й резервный батальон Нацгвардии (сейчас - имени генерала Сергея Кульчицкого).

- Я пошел в гвардию, потому что я не служил "срочку" и не мог идти в ВСУ, - поясняет он. - Но и в стороне стоять не мог. На тот момент в Крыму, на Донбассе, вовсю захватывались наши военные части. На границе бряцал оружием 40-тысячный российский контингент. У нас же, как позже выяснилось, противопоставить ему могли лишь под две тысячи воинов - две реально слаженные бригады. Государство ещё не объявило мобилизацию. А действовать нужно было максимально быстро и жёстко.

Он прошёл учебку и вскоре оказался в одних окопах с теми, с кем на Майдане был по разные стороны баррикад.

- Ребята из ивано-франковского "Беркута", из винницкого "Ягуара" в прямом смысле слова кровью смывали те грехи, которые были на их подразделениях, - уверяет "Мир". - Мы сражались плечом к плечу, все былые противоречия отошли на второй план. Мы вместе бились за свою страну.


Ловушка на мосту


Некоторое время они охраняли склады со взрывчаткой в Павлограде. А потом их перебросили под Славянск, к знаменитой горе Карачун.

- В мае мы высадились на мост, на котором Нацгвардия должна была организовать блокпост, - вспоминает Мирослав. - Нас было 25 человек. Плюс - около сотни десантников из 95-й бригады (они ночью "зачистили" блокпост сепаратистов, и должны были оказать нам поддержку).

Практически сразу защитники Украины попали в блокады. Зазомбированная российской пропагандой толпа, в которой были и зэки, и российские наемники с оружием, заблокировала наших воинов. 14 часов шли переговоры. Вооруженные сепаратисты, стоявшие за живым щитом из мирных граждан, скандировавших: "Убирайтесь вон, бандеровцы! Путин! Россия!", заявили, что дадут нацгвардейцами и десантникам уйти лишь если те сдадут оружие и оставят технику. Сговорились на том, что наши выпустят боекомплект в воздух.



- Как только мы начали стрелять вверх, противник открыл по нам огонь. В традиционной российской манере - прикрываясь мирными жителями, - качает головой Гай. - Полетели коктейли Молотова, началась неразбериха. Двое наших были убиты, многие ранены. Прорываться к Карачуну пришлось с боем... Там под обстрелами мы провели около 40 дней - до освобождения севера Донетчины от оккупантов. Круглосуточно нас пытались выбить оттуда, кроя минометами и пулеметами. Но обломали зубы.


Битва за воду


На Карачуне наши бойцы были в полублокаде. Подходы к горе постоянно обстреливались противником. Прорваться снабженцам и волонтерам удавалось не всегда.

Оружие и форма у ребят имелись. Приборами ночного видения, "брониками", оптикой пособили активисты "Армии SOS". С продуктами было туго, но терпимо. А вот с водой - просто беда.

- Сами понимаете, что без воды долго не протянуть. Мы собирали дождевую, - вспоминает "Мир", - Выпили, максимально очистив, даже техническую из резервуаров. Сливали живительную влагу из радиаторов.

Никто не знал, сколько придётся держать позиции на горе. Нужно было срочно искать выход.

- Я созвонился с волонтёром Юрием Касьяновым (тогда он был в "Армии SOS", сейчас серьёзно занялся беспилотниками) и предложил ему идею - пробурить скважину. Он нашёл специалистов в Харькове. Я - наиболее подходящее место на Карачуне, - рассказывает Мирослав. - Прямо на позициях у нас была ложбина с густой растительностью. Там и решил искать воду... Касьянов привез бурильщиков из компании "Акватория". Героические ребята! Неделю они под обстрелами вгрызались в камень. И таки пробурили 120 метров, дойдя до воды. Причём всю работу сделали бесплатно! Позже, насколько я знаю, их наградил президент. Нам подарили генератор и насос. В итоге мы получили свой источник воды. Небольшой, около 5 тыс. литров в день. Зато постоянный. К сожалению, потом, после нашей ротации, генератор и насос кто-то "спионерил". Но скважина осталась.


Флаг на вышке


Подвиги бывают разные. В том числе такие, который 14 мая 2014 года совершили гвардеец Нацгвардии Мирослав Гай вместе с десантником 95-й Житомирской аэромобильно-десантной бригады Сергеем Шевчуком, подняв государственный флаг на телевизионной башне, расположенной на Карачуне.

- Идея водрузить знамя на самую высокую точку Славянска зудела во мне давно, - признаётся "Мир". - Я долго уламывал начальство. Наконец, получил "добро", заверив, что справлюсь и даже не погибну при этом. Со мной вместе на вышку полез десантник Сергей Шевчук - опытный парашютист, золотой мужик.

212-метровая вышка была к тому времени изрядно покорежена минами, обесточена, потеряла одну из направляющих. Лезть по ней было крайне опасно. Тем более, что делать это приходилось под обстрелом.

- Бронежилеты мы не надели - в них подъем по узкой и крутой лестнице был бы невозможен. Когда преодолели две трети высоты, враг открыл по башне огонь из пулеметов, - вспоминает Гай. - Мы с Сергеем упали на площадку лестницы. От страха, азарта и выброса адреналина хохотали, как сумасшедшие. А потом полезли дальше... Именно тогда первый раз в жизни я видел, как мина пролетает в воздухе. Мы были на такой высоте, что заметили её на пике - нечто мерцающее, смертоносное.

Подъем казался бесконечным. Вымотались и крепкий десантник, и неслабый "Мир", который серьёзно занимался рукопашным боем и был в прекрасной физической форме.

Наконец, добрались. Мирослав достал из-за пазухи флаг, его установили, а потом, примотав мобильник скотчем к искорёженной балке, сделали снимки. В тот же день те облетели все СМИ, вызвав прилив гордости у патриотов и взбесив оккупантов.


Сергей ШЕВЧУК и Мирослав ГАЙ. Вышка на горе Карачун, 14 мая 2014 года.


Вся операция заняла около трёх часов. Позже, когда вышка таки рухнула, Мирослав нашёл среди её обломков частичку легендарного знамени. Он будет передан Историческому музею этим летом, ко Дню флага.


Поездки в пекло


После ротации Гай вместе с товарищем по Нацгвардии создал Фонд "Мир и Ко", помогающий военным и беженцам.

- Мы доставляли (и продолжаем) в зону АТО продукты питания, амуницию, одежду и обувь, необходимое оборудование, кумулятивную защиту для БТР, обеспечиваем медикаментами раненых военных в госпиталях, помогаем воспитанникам детских домов-интернатов и вынужденным переселенцам, - перечисляет Мирослав. - Сначала помогали волонтерской инициативе "Армия SOS", которой в своё время снабдила нас касками и бронежилетами, а потом появилось достаточно ресурсов для того, чтобы самостоятельно оказывать помощь.

А еще они передавали посылки "из рук в руки". Для чего приходилось ехать в самое пекло - "на передок".

- В первый год войны плохо была налажена логистика, - поясняет "Мир". - Обеспечение ВСУ во многом осуществлялось силами волонтёров. Ну, а добровольцы и вовсе были наши постоянными подопечным.

Сбор груза - выезд в зону АТО. И так - по кругу. Очень выручала "Новая почта", которая помогла волонтёрам переправлять грузы бесплатно. Но везти их на линию фронта приходилось самим.

- Мой взятый в кредит автомобиль, который я шутливо прозвал "Росинант", это настоящий атошный конь, - улыбается Мирослав. - Он развозил гуманитарку, спасал раненных, беженцев... Был под обстрелами и в Песках, и в Дебальцево, и у Станицы Луганской.

Зимой 2015-го "Мир" собирался отвезти нашим военным в Ольховатку провизию. В этот момент к нему обратилась одна киевлянка, у которой в Дебальцево были родственники. Очень просила эвакуировать её престарелую маму, т.к. ситуация становилось угрожающей.

- Возможно, эта эвакуация спасла нам жизнь, - размышляет Мирослав. - Она нас задержала, не позволив поехать в Ольховатку. Которая, как мы позже узнали, была окружена, как и Чернухино. В тот момент мы могли бы находиться там. И попасть в самый "замес".



Впрочем, в Дебальцево, куда они рванули, тоже было жарко. Стояла жуткая канонада, связь лежала...

- С огромным трудом мы отыскали нужный дом на самой окраине города. Наши встречные подразделения офигевали: все рвутся из Дебальцево, а мы едем в самое пекло. Когда мы нашли ту старушку, с ней были еще две женщины и мужчина лет сорока пяти. Они бросились в машину, прихватив только документы. По дороге за нами бежали другие местные, просили взять их. Мы обещали вернуться за ними. Но уже не смогли, - вздыхает Гай.

Смерть часто ходила рядом. В районе Станицы Луганской их обогнал военный грузовик. И подорвался на фугасе. Том самом, на котором вполне мог "споткнуться" "Росинант".

В Песках, куда возили помощь 95-й бригаде и "Правому сектору", могли погибнуть как от вражеских обстрелов, так и от пуль своих же, которые их однажды чуть не расстреляли во тьме.

- Знать, не время ещё, - пожимает плечами Гай.


"Мы - нация воинов и убийц режимов"


Война раскрыла в Мирославе Гае талант блогера. Его посты, где фактаж нередко соседствует с аналитикой и философскими мыслями, цитируют многие издания.

Вот некоторые из размышлений "Мира":

"Из-за постоянной фальсификации истории Украины в СССР и нашей обманчивой позиции в последних переговорах, у мирового сообщества сложилось неправильное мнение про наш народ. Все думают, что мы самый кроткий и миролюбивый народ на свете, мухи не обидим, и если бы не сторонние средства, то не было бы революций и т.д. Рай украинца - это "садок вишневий коло хати", мы добрые и невоинственные хоббиты.
Дело не в войне на Донбассе, где всякие идиоты рассказывают про то, что украинцы научились воевать, дело в другом.
На нашей земле война идет последние 1600 лет. Мы воевали в Киевской Руси с татарами, ордой, племенами. Мы воевали против царской России, мы воевали с Польшей, мы воевали с Венгрией, мы воевали за царскую Россию, мы воевали с турками. Мы воевали в Первой мировой войне. Мы воевали во Второй мировой войне. Наибольшее количество Героев Советского Союза - украинцы. Мы воевали в Афгане, мы воевали в Анголе, мы воевали в Эфиопии, мы воевали в Ичкерии за чеченцев и Дудаева, мы воевали в Ираке. На нашей земле сопротивление российской оккупации держалось до 1960-х годов. Нас не смогли вытравить ни Голодомором, ни Чернобылем. Мы выгрызли независимость. Мы нация воинов и убийц режимов. Мы пережили и переживем всех. Коммунисты не зря уничтожали наш язык и коверкали историю - они не могли бы иначе нас покорить. Но дело не в языке, дело не в истории. Дело в генах.
Скорее весь мир сдохнет в ядерной войне, но последнее, что он услышит - СЛАВА УКРАИНЕ!"

"Обама уже сказал, что США не будет воевать за нас. Но, введут новые санкции.
Хотели бы по-другому, уже бы дали оружие и технику.
Не дали.
Их линия обороны - границы ЕС.
Украина - буферная зона.
Защита человечества - Мы.
Помощь придет, наверное.
Но, отбивать танковые атаки - Нам".

"Я не верю в перемирия. Я верю в передышки.
Когда противник ежедневно проводит те или иные спецоперации на нашей территории, показательно устраивает судилища над украинцами и продолжает строить базы, вводить технику, проводит ротации и учения на нашей земле - это не перемирие, это затишье и накопление ресурсов для продолжения военной кампании с новой силой.
Когда? Когда противник решит, что уже достаточно готов или испугается потерять удачный момент. А до того момента эти сволочи проводят учения, используя как мишени - наши дома и позиции наших солдат.
Ничего, мы тоже готовимся.
Мы тоже учимся".


Мы - на переднем крае


В этом году он ещё не был на Донбассе. Учился, получал офицерское звание. Сейчас вот снова собирается в зону АТО.

- Я стал офицером запаса. Призовут - пойду в подразделение. Пока же буду продолжать волонтерить, ездить на фронт, - делится Мирослав. - За это время у нас накопилось немало материала. Вместе с друзьями-волонтёрами Сергеем Лысенко и Костей Могильником мы почти два года снимаем документальный цикл "Братство АТО", готовим полнометражный фильм - о воинах, волонтёрах, гражданских.

Безусловно, он верит в нашу Победу. Хоть и прекрасно понимает, что впереди - тяжелейшая борьба.

- Мы для планеты - тоже, что и "нулевая зона" в АТО. Передний край, - рассуждает Мирослав. - Фактически, Украина сейчас форпост Европы в противодействии с российским агрессором, который не только обладает одной из сильнейших армий (ведь средства вкладывают туда, а не в экономику или социалку), но и шантажирует мир ядерной дубинкой... Но мы выстоим. Думаю, что Майдан и война и вся логика исторического процесса кардинально изменили наше гражданское общество. Украинцы очень сплотились, объединились. У нас повысились требования к государственному строю, к властьимущим, которые живут по законом вчерашнего времени, тогда как общество уже переросло их. Мы дорогой ценой заплатили (и продолжаем платить) за свободу и прозрение. И не позволим приспособленцам, коррупции, "русомирью" отбросить Украину с пути реформ в болото "совка". Мы обязательно станем передовой демократической державой. Да, на это уйдут годы. Да, будет ещё много жертв. Но с каждым днём украинцев, готовых меняться и сражаться. - всё больше. И значит - мы победим.


Желающие оказать помощь армии и беженцам через Фонд "Мир и Ко" (сайт mirco.com.ua) могут сделать это, перечисли средства на:

р/счет № 26003056204429
ПАО КБ ПриватБанк МФО380269

Карту ПриватБанк
5168 7556 2607 7578


Андрей КРИВЦУН.

Теги: Донбасс, война, волонтер, Майдан, АТО, Мирослав Гай
    • Очаровательная Николь Кидман превратилась в другую знаменитую киноблондинку (ВИДЕО) Очаровательная Николь Кидман ...
    • Оскар-2014: лучший фильм года - "12 лет рабства" (ВИДЕО) Оскар-2014: лучший фильм года - ...
    • Сексуальная Навка и её мужчины приготовили новые трюки!  Сексуальная Навка и её мужчины ...
    • Топ-50 суперголов лучшего футболиста мира! Топ-50 суперголов лучшего ...

Вверх