Последние новости раздела

Криница у чёрта на куличках

03.11.2017 21:01
Распечатать новость Уменьшить шрифт Увеличить шрифт
Приветливость хозяина передалась и подопечным.
Приветливость хозяина передалась и подопечным.

Терпкие ягоды приазовской степи

Человек со скверным характером сродни ядовитому растению, которое упомянуто в стихотворении «Анчар». Представителей этих видов на планете Земля ничтожное меньшинство. Просто природа расставляет их таким образом, что всякий раз оказываешься в зоне вредоносного воздействия.

К счастью, анчар в окрестностях приморского села Безыменное не растёт. Правда, ему пытается подражать скумпия, которая по осени обретает сходство с лисой-огнёвкой. Но она способна вызвать лёгкое удушье лишь в жаркий полдень.

А сейчас утро. Штатный спутник бригантин, умеренный зюйд-вест, за неимением другой работы впрягся в сухопутную лямку. Он лениво вращает лопасти гигантских ветряков и развешивает на колючках тёрна отсыревшую за ночь паутину.

Будь с нами в то утро автор «Аначара», он бы обязательно сказал об изделиях вездесущих арахн: «Не для коварства, для полёта, сплетает солнечную сеть».

Ягоды тёрна выглядят соблазнительно. Однако лучше их не трогать. Обязательно явится пара соек и примется орать: «Гр-рабёжж». Или усядутся на ветку облысевшего лоха и станут смотреть злыми глазами так, что невольно почувствуешь себя забравшимся в чужой сад воришкой.

Близость моря наложила отпечаток и на сушу. Обставленная по обочинам терновниками полевая дорога - точная копия бегущих волн. Только застывшая. А ещё она созвучна стихам, которые читает наш седобородый поводырь Кирилл Денисов.

Я записываю услышанное, однако сухопутные волны то и дело сбрасывают с колена походный блокнот. На следующий день попытался расшифровать каракули, но удалось восстановить лишь четверостишье, за точность которого ручаться нельзя. Итак: «Мой милый друг, свеча уж догорела. Я ждал тебя, и встрече был бы рад. Ты на черешни не успела, не опоздай, дружок, на виноград».

Судя по дубу, который отец Кирилла Петровича посадил в день рождения сына, наш поводырь вышел из романтического возраста. Но душа - не подмётки. Она не изнашивается. И коль на то пошло, я, применительно к ситуации, позволю себе подкорректировать известное выражение: «Седина в бороду - Муза на порог».

Разумеется, Денисову я об этом не сказал. Лишь поблагодарил небеса, что свели с ещё одним человеком, который до седых волос сохранил лирический настрой души.

 

Ровесники.

 

Отшельником прошу не называть

Без поводыря мы бы обязательно заблудились на сухопутном приложении к морю. И, возможно, сверзлись с плотины степного пруда, за которым лежит конечная цель путешествия - обитель отшельника.

- Вот мы и прибыли, - подал голос с заднего сиденья Кирилл Петрович. - Только, пожалуйста, не называйте моего земляка Михаила Приходько отшельником. Он не из когорты обидчивых. По крайней мере, даже не попытался наказать людишек, которые увели у него корову с телёнком... Как там у Сергея Ожегова: «Отшельник - монах, живущий в скиту, отказавшийся от общения с внешним миром». А Миша всякому рад. Чужаку крынку молока вынесет, имени не спросит.

Впрочем, классические отшельники водятся не только в скитах. Один из таких в качестве уединённого места, например, выбрал железнодорожную станцию Великоанадоль.

Попытку разговорить отшельника я предпринял под занавес январского дня. Помнится, хулиганила позёмка, а дымы над печными тpубами создавали иллюзию затёртой во льдах флотилии миноносцев.

И только один из корабликов стоял с потушенными топками.

- Уж не помер ли ваш отшельник? - поинтересовался я у глядевшей через калитку поселки.

- С утра жив был ещё, - ответила она. - С пустым рюкзаком куда-то ушёл.

Наверное, кукурузные початки сейчас на поле из-под снега добывает. Он ведь и чужих рук подаяние брать отказывается. И печку даже в лютый мороз не топит. И за десять лет слова никому не сказал. Так что, не ждите его...

Ну, а по Мише не скажешь, что он питается мороженной кукурузой. Не богатырь, конечно. Обыкновенный мужик с ладонями такой цепкости, что их можно использовать вместо капканов на пушного зверя. И еще борода как у Фёдора Конюхова.

Но кроме неё имелось в облике нового знакомого и другое сходство со знаменитым путешественником. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Покоритель всех полюсов планеты и бывший колхозный чабан свою жизнь провели на вольном воздухе, а крышей им служит одно и то же небо.

 

Что-то дома не сидится...

 

На водопой. 


Овцеферма у чёрта на куличках, по-другому не назовёшь затерянный в приазовской степи уголок, строилась без архитектурных излишеств. Лишь бы сверху не капало, да с боков имелась хоть какая-то защита от морского ветра.

Но Михаила это, похоже, ничуть не смущает. Провёл три десятка лет в таких условиях, что даже самый закалённый спартанец давно загнулся бы от воспаления лёгких и истощения.

Особенно тяжко поздней осенью. Сбившаяся в грязно-серую массу отара, задубевший от косо летящей мороси брезентовый плащ, заунывный скулёж запутавшейся в шарах перекати-поля низовки.

Одна отрада - возвращения в хижину, которая от кошары отличается лишь малым размером и печкой. Развесил отсыревший плащ, пожевал сала с чёрствым хлебом, приспособил вместо подушки пропахший полынью ватник и свободен до самого утра.

- Жизнь чабана, конечно, не мёд, - соглашается Михаил и ерошит холку тысячекилограммового бычка. - Только вот поменять её никак не получалось... Когда колхозную отару вывезли на мясокомбинат, я вернулся в Безыменное, где у меня своя хата. Даже начал прикидывать, как расширить жилплощадь, чтобы пускать летом пляжников... У нас многие только этим и живут… Но стоило весной жаворонку подать голос, как заскучал я. Выбил в счёт имущественного пая вот эти хоромы, купил две пары ягнят и козлят, тёлочку... Совсем ожил, когда выгнал маленькую отару на пастбище. А теперь столько развелось живности, что со счёта сбиваюсь...

У академика Фёдора Конюхова тоже есть свой дом. И художественная мастерская, где на полотнах плещутся океанские волны, дыбятся пики мыса Горн, плывут вровень с воздушным шаром облака.

Однако не сидится знаменитому путешественнику в четырёх стенах. Видно, есть на белом свете вещи, которые человек без колебаний готов сменить на уютное кресло перед телевизором.

 

Увидел источник во сне

 

Степное озерцо теперь не пересохнет.


Говорят, собака или другая существующая бок о бок с человеком живность со временем делается похожей на хозяина. Внешне, а главное - характером. И если так, то Михаил Приходько - добрейшая душа.

Никто из подданных не проявил к гостям вражды. Ни круторогий козёл богатырской стати, ни чёрный, как грозовая туча, волкодав, ни тысячекилограммовый бычок, который весьма благосклонно воспринял ладонь чужака на литой холке.

Впрочем, обитающие в окрестных балках вопсы (помесь волка и собаки), а также новосёлы приазовской степи – шакалы, особой злобностью не отличаются. Куда свирепее человек. Волки не тронули семерых вьетнамских поросят, а неизвестные в камуфляжке использовали зверушек в качестве мишеней.

Об этом хозяин обители у чёрта на куличках поведал мне, когда мы втроём шли на водопой. Миша, гость и ведомый на поводке толщиной в шнурок от ботинок тысячекилограммовый бычок.

На водопое, у степной криницы, вновь вспомнился знаменитый путешественник. В одной из публикаций я уже писал о том, что координаты единственного источника пресной воды в селе Атманай, где упокоились родители Конюхова, Фёдор увидел во сне.

Точно таково происхождение и степной криницы. Правда, Миша несколько иначе распорядился находкой. Он, по примеру Конюхова, не возвёл рядом с источником часовенку, а соединил криницу стометровой канавой с пересыхающим степным прудом.

- Теперь, - рассмеялся хозяин обители у чёрта на куличках, - я даю себе на ночь установку - увидеть и другие родники. Я их потом вызволю из подземного заточения, а воду направлю в пруд.

Вот, пожалуй, и всё о поездке в обитель у чёрта на куличках. Обратную дорогу нашей мобильной группе вновь скрашивал своими стихами седобородый поводырь. Каюсь, слушал вполуха, ибо продолжал думать о Фёдоре и Михаиле.

Они даже не знакомы, идут по жизни разными путями. Один - по океанам, льдам Гренландии, рука об руку с облаками. Пути-дорожки чабана выглядят поскромнее. И пролегли они по холмам, которые являются застывшим подобием морских волн.

Но они - настоящие мужики. Родственные души. И малость не от мира сего. Ведь небеса только избранным позволяют увидеть во сне координаты сокрытых источников, которые хорошо утоляют жажду и исцеляют душу от скверны. Ну, а ядовитое растение анчар, как известно, в приазовской степи не водится.

 

Сергей ВАСИЛЬЕВ.

Фото автора.



Теги: Донбасс, война, природа
    • Очаровательная Николь Кидман превратилась в другую знаменитую киноблондинку (ВИДЕО) Очаровательная Николь Кидман ...
    • Оскар-2014: лучший фильм года - "12 лет рабства" (ВИДЕО) Оскар-2014: лучший фильм года - ...
    • Сексуальная Навка и её мужчины приготовили новые трюки!  Сексуальная Навка и её мужчины ...
    • Топ-50 суперголов лучшего футболиста мира! Топ-50 суперголов лучшего ...

Вверх