Последние новости раздела

Митрополит Павел: "Нет украинской или русской церкви. Есть одна — Христова"

12.07.2019 16:32
Распечатать новость Уменьшить шрифт Увеличить шрифт
Митрополит Павел: "Нет украинской или русской церкви. Есть одна — Христова"

Наместник Киево-Печерской лавры — о расколе в новой церкви и скандале с Филаретом, об автокефалии УПЦ и открытии украинских приходов за границей, а также о том, как сам принимает решения и о напутствиях Владимиру Зеленскому
— Владыка, сегодня страна обсуждает громкие заявления главы УПЦ КП Филарета и выход Киевского патриархата из новосозданной церкви ПЦУ. Фактически случилось то, что вы предсказали в интервью газете "Сегодня" еще в январе. Томос отдал всю власть Константинополю, не принеся реальной автокефалии новой церкви, о чем сейчас заявил и Филарет. Как вы оцениваете его слова и действия?
— Я благодарю Бога и вас, что вы стараетесь донести людям правду. То, что сегодня делается — это не церковь, а политическое сборище, которое создано прежней властью при поддержке Стамбула. Есть только одна церковь — Христова. Нет никакой украинской, российской, белорусской или какой-либо другой церкви. Наша церковь именовалась Руской Православной Церковью с 1054 года (со времен Киевской Руси. — Авт.). Сегодня это Украинская Православная Церковь. В связи с тем, что разделились страны бывшего Советского союза, наша церковь названа по территории, на которой она находится. Но в первую очередь она — Христова.
Сегодня мы слышим заявления Филарета, что он вышел из ПЦУ, так как это не автокефальная церковь, а экзархат Стамбула. Это так. Но он поддерживает самого себя в том, что совершил церковный раскол. А это не благодатное дело, не Христово.
Жаль, что Украина находится в объятьях дьявола и много умирает людей некрещеных, невенчанных, поскольку не ведают истины Христовой и находятся в заблуждении. Но зло само себя поедает, и съест себя до основания. Епископы назначенные Филаретом — неканоничны. Среди них есть двое наших чудаков, которые запрещены нашей Церковью в священнодействии (митрополит Александр (Драбинко) и митрополит Симеон. — Авт.). Я их не могу назвать иначе. Какой здравомыслящий человек будет клеветать на свою Мать-церковь? Как бы ни складывались обстоятельства, от Церкви не отворачиваются. Она Христова, она утверждена кровью Христовой и родила нас всех. Ее злословить может только человек, потерявший здравый смысл, отпавший от церкви.
— Эти два епископа преданы анафеме или только запрещены в служении?
— Только Филарет предан анафеме. Но если служить с Филаретом, то безблагодатность распространяется на всех участников. Поэтому они запрещены в служении.
— А если покаются?
— Вряд ли Александр Драбинко это сделает. Возможно, это сделает Симеон. В одном из интервью он сказал, что наша церковь, УПЦ, канонична и законна и имеет все права, чтобы бороться. Но пути Господни неисповедимы. Все-таки они получили свой сан и благодать от Духа Святого когда-то в канонической церкви. Наш Блаженнейший митрополит Онуфрий очень любит и одного, и второго, и ждет возвращения блудных сыновей.
— УПЦ КП держится на Филарете. Она не признана каноническими церквями. Какова, на ваш взгляд, ее судьба в перспективе 10 лет?
— Филарет сделал то, что сделал. Он уязвлен, что его никто не признает. Но как его можно признавать, если он своим расколом нанес огромную рану церкви Христовой? Он подобен Деннице, который увел от Бога множество ангелов в погибель и пропасть. Сегодня многие этого не понимают. Но на пороге смерти они поймут, что творили.
Перспектива одна. Все эти ответвления уйдут, подобно липкивщине (последователи Василия Липковского, создавшего в 1920-е годы непризнанную Украинскую автокефальную православную церковь. — Авт.). Сейчас очень много ересей. Они как плевелы, которые растут среди полезных культур и портят их. Эти ереси пагубно действуют на человека, уводят его от истины и ранят его душу. Христос предупреждал, что после его вознесения будет множество лжепророков, даже лжехристы.
Что в стране порождает бардак? Непослушание. Что порождает погибель человека? Непослушание. Враг рода человеческого будет всячески пытаться уничтожить человеческие души. Смотрите, как он предложил Еве запретный плод. Как только он соблазнил Еву и Адама, что случилось? Они увидели свою наготу и начали прятаться от своего Творца. Человек отошел от Бога и увидел свое ничтожество, свою скорбь.
Смотрите дальше. То, что было подвластно Адаму и Еве, — животный мир, — ополчился на них. Звери стали рычать на Адама и Еву. Потом в их жизнь вошли скорби и болезни. Вошла смерть и вечные муки.
Так и сегодня в нашем обществе происходит. Ласковым словом людей уводят от Христа. А те, кто старается жить с Богом, с канонической церковью, объявляются врагами общества.
Неслучайно Господь сказал: дружба с миром — это вражда с Богом. С каким миром мы стараемся дружить? Со злобным, лживым, неправедным. Это происходит с УПЦ КП и ПЦУ, которые при поддержке прежней власти творили беззакония. Если захватывают храмы и настраивают людей против друг друга — это разве можно назвать церковью?
— Филарет вышел из этой структуры. Если бы вы встретились с ним, что бы вы ему сказали? И мог бы этот разговор быть конструктивным и спокойным?
— С Филаретом мы встречались много раз, еще при покойном Блаженнейшем Владимире, по случаю каких-то заседаний на государственные праздники. Я его не признаю как патриарха, но признаю его как Михаила Антоновича Денисенко. Это вежливость по отношению к другому человеку. И обращаюсь я к нему как к человеку. Он отлучен от церкви, но он же не потерял образ человека, образ Божий.
Конечно, все это собрание (УПЦ КП. — Авт.) держится на нем, на его имени и его финансах. Я общался с несколькими его епископами. Знаю, что там происходит. Чтобы им куда-то поехать или что-то сделать — всегда за финансами обращались к Филарету. С одной стороны, это правильно, ведь он создал их и считает себя их предстоятелем. Он должен все это контролировать.
Мне его как человека очень жаль. В свое время он был не худшим митрополитом Киевским. И я не стану его судить как человека. Да, я сегодня осуждаю его поступки по отношению к церкви — то, что он сделал раскол. Но я хотел несколько раз встретиться с ним. Я передал ему альбом, посвященный 30-летию со дня возрождения монашеской жизни в Лавре. Там есть его фотографии, мы не вычеркиваем его из истории нашей церкви, которую он когда-то возглавлял, признаем его заслуги в те дни, когда он очень переживал за церковь. Он очень переживал и опекал Киево-Печерскую лавру. Если бы была такая возможность, я бы ему сказал: вы теперь видите, что вы наделали.
У него есть возможность покаяться и обратиться в священный синод. Думаю, ему бы возвратили его духовные регалии. Это мое личное мнение. Я хоть и постоянный член священного синода, но говорить за всех не могу. Однако лично считаю, что ему вернули бы его духовные регалии.
— Филарета в УПЦ признали бы митрополитом?
— Не только митрополитом. И с титулом бывшего Блаженнейшего. Он ведь был главой Украинской Православной Церкви. Для него это было бы самое величайшее достижение. Не сохранение патриаршего куколя на голове, а возвращение в Царство Небесное. Мы не знаем, как и что будет, но у Бога больше милости, чем у Филарета, у меня и других людей.
— Не стоит ли ждать от главы УАПЦ Макария такого же поступка, как от Филарета? Не захочет ли он тоже выйти из рядов ПЦУ и возродить УАПЦ? Макарий ведь заявлял, что юридически не ликвидирует свою церковь, пока этого не сделает Филарет.
— Я этого не исключаю. То, что у них внутри разногласия, неудивительно. Стамбул никогда ничего не давал просто так, и не даст. Посмотрите на ПЦУ. Каждый в отдельности творит что хочет. Филарет кого-то рукополагает, Епифаний тоже. Думаю, они и дальше продолжат делиться. Так обычно и происходит в расколах. Вспомните, как в 1555 году от католиков отошли лютеране, потом кальвинисты, потом хлыстуны и дошли до баптистов, анабаптистов.
— После выхода из ПЦУ Филарета некоторые уже заговорили, что новая церковь чуть ли не развалилась. Кто-то не так категоричен и считает, что в Украине будет три православные церкви — УПЦ, УПЦ КП и ПЦУ. А если Макарий повторит шаги Филарета, церквей станет четыре. Каков Ваш прогноз по поводу ПЦУ? Она жизнеспособна?
— Не думаю. Она обречена на собственную погибель. Там нет благословения, рукоположения.
— Но она же признана Патриархом Варфоломеем. Он же рукополагает кого-то?
— Да, но если я вам скажу: "Вы — епископ", вы станете им?
— Я вряд ли.
— Это в протестантском мире сегодня все возможно, а в православном — нет. Вы думаете, Патриарх Варфоломей сам не понимает, что делает?
— Может, он думает, что делает благо…
— Тогда пускай сначала наведет благо и любовь между своими греками. У них старообрядцев — более миллиона, а они законнее, чем многие. Они чтут традиции своих предков. Они остались верны канонам той церкви, неподкупной Риму.
Пусть в стамбульском парламенте выступит, расскажет о Христе мусульманам. Пусть проповедует там, где живет. Зачем нас учить? У него 20 приходов, а у нас — 12 тысяч. У нас на службе в простом сельском храме больше людей, чем у него в кафедральном соборе. Оказалось, что даже он не всегда, когда хочет, может служить в нем.
Вот с этого надо начинать! В Библии многократно встречается Иерусалим, а Константинополя там нет. А то получается, как в деяниях святых апостолов, когда жрецы пытались изгнать бесов "именем Христа, которого Павел проповедует". На что даже бес отвечал: "Павла знаю, Христа знаю, а вы кто?".
— Как повлияли президентские выборы и скандал с ПЦУ на ситуацию с храмами УПЦ? Не снизилось ли число желающих образовать новые церковные общины?
— По нашим данным, 220 приходов перешло — одни сами, другие были захвачены.
— Только 220 приходов из 12 тысяч?
— Да, из более 12,5 тысяч. Всякий, кто подстрекает на раздоры и ведом ими, — человек не Божий. Сейчас захваты чуть приостановились.
Для страны сегодня самое главное — закончить войну. Этого хотят и православные, и католики, и каждый гражданин Украины. Вы посмотрите, сколько убито на этой войне наших ребят! Потому я бы хотел пожелать, чтобы люди избирали во власть тех, кто действительно хочет мира во всех смыслах и отношениях.
— Задам непростой вопрос. Киево-Печерская лавра — это древнейший источник православия, оказавший влияние на огромные территории. Именно отсюда началось православие на Руси и именно наша церковь может считаться Церковью-Матерью для остальных славянских церквей. Может историческая справедливость должна быть восстановлена? Я имею в виду — не пора ли РПЦ дать нам настоящий Томос, о котором все так говорят. Может пришло время получить Украинской православной церкви если не патриархию, то автокефальную митрополию?
— Да, рождение нашей церкви произошло здесь. То, что нас с царских времен принижали, сомнения нет. Но историю не перепишешь. По разным историческим событиям Москва стала первопрестольной. Но, посмотрите, Стамбул тоже не уступает Иерусалиму свое первенство. Хотя в Евангелии о Стамбуле нет ни слова. Весь Ветхий и Новый завет пропитаны благодатью и говорят об Иерусалиме и Святой Земле. Что до автокефалии, то мы ее и так имеем.
— Ну, документально УПЦ имеет автономию, а не автокефалию…
— А реально мы имеем автокефалию. Я нахожусь в прямом подчинении Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, а не Патриарха Московского. Я здесь, в Украине, получил все регалии руководителя, начиная от епископа и до митрополита, из рук митрополитов Киевских без соглашения Патриарха. Он не вмешивается в наши внутренние дела. Мы поминаем на службах Патриарха Кирилла, но то же самое требует Томос и от ПЦУ. Мы подчиняемся Блаженнейшему. Прежде — митрополиту Владимиру, а теперь — митрополиту Онуфрию.
Мы ни от кого не зависим. Сегодня мы, как самая настоящая автокефальная церковь, можем открывать приходы и за границей, что и делаем. Вот в Гамбурге купили за 1 евро католический храм без права перепродажи, и наши священники проводят там православные службы. А что может сегодня ПЦУ?
— ПЦУ запрещено Томосом открывать зарубежные приходы.
— Она без Стамбула не может принять ни одного решения, не то что открывать приходы.
— Владыка, но если у нас и так все права есть, почему не закрепить их юридически?
— Верующие сегодня и так напуганы нововведениями бывшей власти Украины. Нам нужно ждать своего времени, как это было во многих других зарубежных церквях.
Я общался с владыкой Лавром, ныне покойным. Я спросил: "почему вы, Русская Православная Церковь за границей, присоединились только в 2007 году к РПЦ?" Он ответил: "в советское время мы не могли присоединиться, потому что были еще живы те прихожане, которые были настроены против Советского Союза". А нужно, чтобы было единение для принятия подобных решений. Все прихожане должны чего-то общего желать.
Так и у нас. Должны смениться несколько поколений. И только в более спокойное время можно будет говорить о каком-то другом статусе нашей церкви.
— Как вы относитесь к новому президенту Владимиру Зеленскому? Есть ли отзывы о нем от представителей духовенства? Как вы оцениваете его избрание?
— Если он не свяжется с политсилами, которые хотят продолжения войны и агрессии, все будет хорошо. За ним вся Украина! 75% населения смотрит на него с надеждой — это очень ответственно. Но надо дать ему время. Невозможно сразу вывести Украину из кризисного состояния. Ни один врач, кроме Христа, не может поднять сразу больного с постели, чтобы он начал ходить. Да, он встанет, но еще долго будет хромать. Так и со страной. Всем церковным людям нужно усиленно молиться. В наших церквях постоянно идет молитва о Богом хранимой стране нашей.
Я общался с Зеленским. Он — человек очень толковый, коммуникабельный, понимающий жизнь. Другое дело, что вокруг него теперь много советчиков, можно потеряться в их советах. У меня было такое, что один человек пришел в монастырь, стал дьяконом. Я сразу подумал, что дам при постриге ему имя Дамиан. Но мои приближенные стали говорить — не надо, такое нехорошее имя… И меня стали одолевать сомнения, что со мной очень редко бывает. Обычно я, хоть и слушаю других, но вывод делаю сам. Я открываю Евангелие — и Господь помогает мне найти ответ.
Что я сделал? Взял его наставника, отца Иеремию, взял человека, который был против имени Дамиан, и взял самого дьякона. Мы написали на трех листочках три имени. Помолились перед иконой преподобного Антония, и я говорю дьякону: "Тяни". Я, грешный, усомнился, хоть и услышал Господне повеление, имя "Дамиан". Дьякон тянет листочек, остальные два мы сжигаем, и я открываю записку, читаю а там написано имя: "Дамиан"! Тогда рассеялись все мои сомнения.
Так я бы посоветовал и Владимиру Зеленскому. Если он уже принял решение, не нужно сомневаться. Народ ему отдал свои голоса, а не советчикам.
Когда Леонид Данилович Кучма пришел к власти второй раз, Пустовойтенко был премьером, и он сказал: "Мое время управления закончилось, вот все заявления Кабинета министров на увольнение, а дальше решать вам". Леонид Данилович ответил: "Валерий Павлович, вы исполняете обязанности до особого определения". И это правильно. Вся власть, которая была до Зеленского, должна спокойно сложить свои полномочия и передать право новой власти решать — оставить ли их.
Если Господь избрал его на пост президента, Он его никогда не оставит, если сам Владимир Зеленский будет следовать заповедям Господним. Я желаю нашему новому президенту прислушиваться к голосу своей совести, голосу церкви и гласу Божьему. И Бог ему в помощь.



Теги: Донбасс, церковь, митрополит, Христос
    • Очаровательная Николь Кидман превратилась в другую знаменитую киноблондинку (ВИДЕО) Очаровательная Николь Кидман ...
    • Оскар-2014: лучший фильм года - "12 лет рабства" (ВИДЕО) Оскар-2014: лучший фильм года - ...
    • Сексуальная Навка и её мужчины приготовили новые трюки!  Сексуальная Навка и её мужчины ...
    • Топ-50 суперголов лучшего футболиста мира! Топ-50 суперголов лучшего ...

Вверх