Последние новости раздела

Поможет кризисная психология

09.01.2015 09:15
Распечатать новость Уменьшить шрифт Увеличить шрифт
Специалист Гуманитарного штаба «Поможем» работает с детьми-переселенцами.
Специалист Гуманитарного штаба «Поможем» работает с детьми-переселенцами.

Необъявленная война, развернувшаяся на Донбассе, помимо всего прочего, спровоцировала появление огромного количества людей (их с каждым днём всё больше), которые в той или иной степени нуждаются в профессиональной психологической помощи. Как отмечают специалисты, в стране у 25 процентов вынужденных переселенцев - депрессия, а каждый второй даже не знает о существовании психологической помощи. Что особенно тревожно, люди часто не осознают, что эта помощь для них критически важна.

 

Реально и условно травмированные

 

Как рассказала корреспонденту «Донбасса» ведущий специалист - психолог Ильичёвского районного центра социальных служб для семьи, детей и молодёжи Мариупольского городского совета Елена Миненко, прецедентов подобных ситуаций, когда у людей, живущих в зоне АТО, наблюдается хронический стресс, ещё не было.

«Большая проблема в том, что у людей стресс накапливается и не уходит. Они пережили обстрелы, разрушены их дома, погибли или ранены родственники. Люди прибежали от войны сюда, в Мариуполь, но и здесь нет безопасности. Нет работы, денег, у многих нет жилья. Хронические постоянно накапливающиеся новые стрессовые факторы…», - отмечает психолог.

По сравнению со временем «до войны» на приём к психологу приходит гораздо больше людей с психологическими травмами. До начала военных действий психологи, конечно, тоже сталкивались с теми, кто перенёс различные травмы психики. «Но тогда это были люди определённых категорий, - объясняет Елена. - Например, ребёнок, который пострадал от насилия, жертвы катастрофы или те, кому довелось пережить другие испытания. Тут же горе массовое. На глазах у множества людей погибли или были ранены родственники. Есть и «условно травмированные». Это те, кто видит всё происходящее по телевизору, не пребывая в зоне АТО. Телезрители переживают увиденные страшные события точно так же, как и участники, а то и сильнее. Дело в том, что если ты находишься в ситуации, особенно если что-то делаешь, когда в твоих руках контроль над происходящим, то это позитивно влияет на психику. А люди, которые видят события по телевизору, не имеют контроля над ситуацией и потому переживают всё очень сильно».

Какие-то заученные слова, формулы при работе с травмированными людьми у психолога отсутствуют полностью. В одном Миненко уверена: психологи и социологи должны идти рука об руку. Потому что главное, что надо дать человеку, пережившему стресс, это - чувство безопасности. Кстати, в Центр люди приходят именно за социальной помощью. Все кабинеты здесь заполнены коробками, пакетами, свёртками - вещами, которые собрали для переселенцев волонтёры. Даже небольшой кабинет психолога заполнен до отказа, и возможности устроить своих посетителей хотя бы с минимальным комфортом у Елены нет. Люди переступают порог Центра социальных служб в надежде получить помощь в виде лекарств, памперсов, предметов гигиены, а, главное, - тёплую одежду. Ведь многие переселенцы приехали в Мариуполь летом, имея при себе лишь лёгкую одежду и обувь. Специалисты Центра рекомендуют отчаявшимся людям пообщаться с психологом.

Первая психологическая помощь - увести в безопасное место, усадить, укрыть, напоить горячим чаем, положить руку на плечо, давая понять этим жестом, что человек не один, что рядом с ним тот, кто готов помочь. Иногда достаточно просто выслушать, порой процесс психологической помощи долгий.

В качестве примера Елена Миненко рассказала о старичке лет 70-80, приехавшем в Мариуполь летом. Автобус, в котором ехал пожилой мужчина, был обстрелян, и его супруга погибла. Пенсионер был ранен, проходил долгое лечение в больнице в чужом городе. Можно ли передать словами отчаяние человека, чья жизнь в одночасье оказалась разрушенной? Погибла жена, с которой прожито много лет, нет больше дома, и сам он, словно дерево, вырванное с корнем, вынужден жить в чужом краю, в чужой съёмной квартире…

Помощь психолога, по мнению Миненко, в первую очередь необходима взрослым. «Главное, чтобы успокоились взрослые, мама с папой, - объясняет Елена. - Ребёнку всё равно. Даже если рядом с ним бомбы взрываются, но если при этом мама спокойная, то и ребёнок будет спокойным».

 

Психолог Елена МИНЕНКО считает, что иногда достаточно просто выслушать человека.

 

Врачам тоже нужен врач

 

День 14 октября, когда в Сартане произошёл расстрел похоронной процессии, Елена Миненко до сих пор вспоминает с ужасом.

«Мы были в Сартане сразу после обстрела, - рассказывает она. - Не скажу, что мы кому-то очень сильно помогли, потому что смысл помощи в том, чтобы подойти, сказать, что мы есть, и мы поможем. Но к нашему приезду родственников погибших уже обкололи успокоительными, там сложно было оказывать психологическую помощь…».

Елена признаётся, что в тот день она сама пережила сильный стресс, причём не в тот момент, когда увидела тела убитых, а позже: «…Меня не впечатлили в тот момент кусочки тел, но, уезжая, мы сами попали под обстрел. Была пробка на блок-посту, и мы понимали, что либо сейчас пронесёт, либо мы погибнем. Когда приехала, я обзвонила всех друзей и всем одно и тоже рассказывала. Спасибо, что у меня есть такие друзья, которые выслушали. Человек, переживший сильный стресс, испытывает потребность много раз об этом рассказывать, проговаривать. Кто-то должен выслушать, желательно тот, кто не находился в ситуации».

Говоря о стрессовых ситуациях, как-то не принято упоминать о тех, кто попадает в них по долгу службы. Врачи, спасатели, военные, сотрудники службы «Орфей», которые по кусочкам собирали тела погибших в Сартане… «Они тоже в стрессовом состоянии находятся. А кто им окажет помощь? Вот этот стресс, накопленный, не отработанный на физиологическом уровне может проявиться через много лет и перерасти в соматическое стрессовое расстройство. Могут быть флешбэки, когда человек идёт, к примеру, по улице и видит картину того, что произошло когда-то у него на глазах. Может быть расстройство памяти, внимания, агрессия…», - рассуждает психолог.

Постоянное стрессовое состояние Елена отмечает сама у себя, пояснив, что важно вовремя отмечать у себя такое состояние: «Пью успокоительное, новости по телевизору вообще не смотрю. Только музыкальные каналы. Психологу тоже нужен психолог, необходим супервизит, чтобы поддержать «ресурсное состояние». Стресс можно снять на физическом уровне - баня, сауна, физическая нагрузка, пение. Лучше всего, конечно, обратиться к специалисту».

 

Особое внимание - специалистам

 

Специалисты Гуманитарного штаба «Поможем» делают упор на работу с детьми. «Поддержка детей всегда идёт от родителей. Но родители, потерявшие дом, работу, сами часто находятся в дезориентированном состоянии, - пояснила координатор психологической службы при Гуманитарном штабе «Поможем» Алёна Лукьянчук. - И дети получаются как бы брошенные. Многие не пошли в школу, потому что опоздали зарегистрироваться, например. Дети, пережившие стресс, начинают заикаться, плохо читать, отстают в учёбе. Часто у них наблюдается повышенная температура и другие симптомы».

В команде Гуманитарного штаба работают кризисные психологи и психотерапевты. Психологи службы посещают места временного поселения переселенцев, проводят там групповые занятия с детьми и индивидуальные консультации для взрослых. Психотерапия для детей включает в себя арттерапию, когда все ребятишки рисуют или лепят, либо пишут письма, в которых рассказывают то, что видели.

По словам Лукьянчук, проблема со временем будет расти. «Людей с посттравматическим расстройством будет появляться всё больше. Жертвы пыток, дети, которые были под обстрелами, дети, которые потеряли свою семью и так далее… Сейчас это всё касается только переселенцев, только отдельных людей. А когда это всё закончится в том или ином виде, то будет большая волна в Луганской и Донецкой областях. Будет большая волна и военных, которые участвовали в боевых действиях. У военных выявится позже, когда они вернутся в мирную жизнь».

По мнению Алёны, необходимо менять систему обучения психологов и правильно готовить их к работе с подобными травмами: «В вузах не читают кризисную психологию. Нужно создавать специальное кризисное направление, совместными усилиями исследовать украинский синдром. Это делается во всех странах, где были военные конфликты или крупные чрезвычайные происшествия. Гуманитарный штаб запустил программу по обучению 300 психологов, которая стартовала в субботу. Это - глобальная программа. Мы планируем, что эти специалисты смогут помочь тысячам человек. Кроме того, будет создана несуществующая ранее экспертная среда и система профессионального обмена знаниями. Эти специалисты смогут делиться своими наработками».

 

Такие рисунки у детей, видевших войну

 

Идеи не утешат

«Можно долго спорить о том, кто прав кто виноват в этом конфликте. Но ни одна идея, ни одна свобода не стоит слёз детей, рассказов про ночи в бомбоубежище, рисунков «я нарисую радугу, чтобы бабушка не плакала», чёрно-белых домов, нарисованных маленькими ручками, рассказов подростков про смерть близких. Хорошо, когда есть яркая идея. Ею можно всё оправдать.. У меня их давно нет. От этого невыносимо...», - отмечает Алёна Лукьянчук.


Марина ЛИТВИНОВА
Фото: Фото Алены ЛУКЬЯНЧУК.

Теги: Донбасс, война, дети, врачи, лечение, агрессия, волонтер, профилактика, дети войны, психолог, АТО
    • Очаровательная Николь Кидман превратилась в другую знаменитую киноблондинку (ВИДЕО) Очаровательная Николь Кидман ...
    • Оскар-2014: лучший фильм года - "12 лет рабства" (ВИДЕО) Оскар-2014: лучший фильм года - ...
    • Сексуальная Навка и её мужчины приготовили новые трюки!  Сексуальная Навка и её мужчины ...
    • Топ-50 суперголов лучшего футболиста мира! Топ-50 суперголов лучшего ...

Вверх